Свель (svel) wrote,
Свель
svel

Через тридцать пять минут истечет последний день отпуска. И, как я ни стараюсь никогда не писать о внутренних эмоциях, этот год ощущается тем временем, когда, вероятно, пора и нужно.

Сейчас, по прошествии двух недель, посвященных в основном ХИ и ее последствиям в виде раздумий, пришло своего рода осанве в виде двух вещей. Моя излюбленная присказка Скарлетт О'Хары, "я не буду думать об этом сегодня, подумаю завтра" хороша, когда время много работать. Но, пользуясь ею больше полутора лет, я многое упустила. Наконец пришло другое время - наверстывать, и здесь как нельзя более помогла вещь вторая, а именно, игра и концепция артефактов. Да, только сейчас в полной мере осознаю, до чего она удивительна, и сколько принесла.

Кольцо Ненья, единственный из эльфийских артефактов, блуждающий в людских землях, обладал весьма неоднозначным характером. По книге это было кольцо воздуха, по игровым текстам - кольцо воды, а по сущности, воплощенная совесть, та, что вечно вопрошает, достаточно ли ты сделал для своей цели, и не рано ли остановился, не мог ли сделать больше. А совесть - такая вещь, которой сложно присудить определенный элемент. Ощущалось, что просыпается то огонь, заставляющий требовать немедленных действий, то вода, оберегающая от злой воли, то воздух, волнующийся ветром или искрящийся солнцем, когда кольцо бывало довольно. Но самым невероятным было чувство собственной не-человечности, спокойной вещности, а не человеческой страстности. Не я-мне, а ему-делу-нам, причем без малейшего внутреннего напряжения и вывороченности наизнанку. Это чертовски сложно облечь словами, как можно ощущать себя волей и разумом, а не телом и эмоциями. Проще говоря, кольцом. Для меня, эгоцентрика по натуре, воспринимающего мир исключительно сквозь себя, это был ударный эмоциональный опыт.

Три носителя было у Неньи - оставленная по обоюдному договору Галадриэль, принц Остфольда Эомер и принц Вестфольда Теодред. И самое ценное, подаренное этими людьми или взятое тайком, было чувство единения.
Безмерно мучила совесть после гибели Эомера. Не сосчитать, сколько раз эта сцена вставала перед глазами, сколько раз вгрызалась мысль о том, что не успела, не сделала, могла бы проявить собственную волю и оберечь, защитить, но не успела, не сделала. Не было вины, но было поглощающее сожаление и совесть, совесть. Старому артефакту, видевшему многие годы и многих существ, было тяжело прямо поднять глаза на короля Теодена и сказать, что не смогла.
Весьма вероятно, что внутренний гейс, втайне от всех взятый кольцом самому себе, не соответствовал духу книги. Но внутренняя же логика персонажа гнала к нему, к тому, чтобы не допустить такого второй раз, чтобы не приходилось вновь старому королю сгибать спину перед такими вестями, чтобы помочь избыть жребий этому роду и этой земле. Забавно, насколько пафосными могут казаться правильные вещи, если произнести их вслух. Поэтому о том, что гейс был принят и замена произведена, кольцо не сочло нужным говорить вообще никому. Даже мастеру. Сейчас, сняв персонажа, сделать это легче и, примечательно, нужнее, но тогда пускать за грани было вредно и бессмысленно.

Что скрывать, Теодред мне-кольцу поначалу не понравился. Показался эмоциональным лентяем. Даже когда узнала его жребий, "долг", все равно долго присматривалась, аккуратно и осторожно вытягивала какие-то ниточки, ждала, пока заинтересованный неведомой вещью рохиррим сам захочет узнать что-то.
Наконец разглядела, что искала - чистоту. Честная цельная натура, которой нет нужды задумываться о том, что такое "долг" и как его избыть, просто потому, что живет им. Надо биться - встает и идет, пусть и без особого удовольствия. Надо заключить династический брак - внешне упирается, но делает что должно. Надо скорее выходить из крепости на поиски бежавшего из Минас-Тирита Единого, на дорогу, где рыщут пятеро назгулов - и мы идем. Надо, надо, надо. Прямо и честно.
Этот жребий невозможно избыть до конца. Равно как и мой рок, найти чистую душу и защищать, охранять ее эмоциональную чистоту. Будто что-то звякнуло и совпало, кольцо нашло исключительно подходящего носителя. Поэтому так старалась охранить, не допустить ничего дурного, поддержать и укрыть: долг и жребий.
И поэтому же радовалась, когда замечала, что Теодред прикрывает кольцо на пальце другой рукой, когда не доверяет чему-то или кому-то.

И Галадриэль. Мы виделись лишь два раза. Первый, когда просили заново создать фиал, с тем, чтобы идти с ним к Ородруину, и второй, когда Саруман принес весть о том, что Единое заняло свое место на пальце Саурона, а судьба трех эльфийских отныне - быть сокрытыми в Древлепуще. Легкая горечь и тоска по былому, которому не след возвращаться. И снова чувство единства. Несмотря на всю судьбоносную привязанность к роханскому принцу, но, стоя рядом с Галадриэлью и ведя холодно-пламенный разговор, я ощущала, что соскучилась без нее, что ее присутствие восполняет что-то во мне. Так можно скучать по кому-то родному, и отпустить так можно только родного.

Удивительное ощущение. Нет любви, нет влечения, нет тяги, но есть единение. Ты-носишь-меня: я следую за тобою одной дорогой, знаю твои мысли и могу направить их, а ты доверяешь мне делать это. Мы мало знакомы, но мы едины и вместе. Ты не оставишь меня, я не потеряюсь от тебя, а когда дорога разойдется на две, это будет правильно и спокойно. Пора.

Я не знаю, бывают ли такие чувства вне игрового эмоционального поля, и будут ли испытаны еще. Редкая драгоценность попалась мне.
И теперь, чувствую, пришло время, когда душевно готова искренне поблагодарить тех, кто придумал эту концепцию, возможность, вероятностную вилку событий.
Спасибо вам, Юра buhrun и Валя lastivka.
Tags: РИ: отчет, эмосьональ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments